2001  2002   2003  2004  
  2005  2006:  №1  №2
  №3(июль)
  
Подписка
    Реклама 
   Новые номера журнала  

 
С 15 июля по 27 августа  курорт       «Сорочаны» превратится в  парк    ETHNOLAND.
   Получи грант, участвуй в конкурсе
 
 Золотой фонд прессы

   Мастерицы России: Т. Добролюбова
 
  Дизайнеры: Ольга Наумова, Татьяна        Комарова, Марина Козина

   Главная страница ] Вверх ] Содержание ] Content ] Куда пойти учиться ] Туризм ] Музеи ] Международная ассамблея моды ] Аптека ] Заказать журнал ] Этнолайф ]    
бизнес    образование     современницы    откуда родом    приметы времени     перспективы   
 
увлечения     мода     экипаж     маленькие радости     праздники     любимые вещицы   
 место свиданий  любовные истории   женские журналы     путешествия  
 
сказки     женские монастыри   о любви  бабушкины рецепты  
консультации   выставки  
письма о помощи

Д

Е

В

И

Ч

Н

И

К

любовные истории

Любовные искания Федора Михайловича Достоевского

Не судите, да не судимы будете

Отеческий кров

Михаил Андреевич Достоевский, отец Федора Михайловича, сын священника, был врачом Мариинской больницы для бедных в Москве. Мария Федоровна Нечаева, мать писателя, происходила из семьи зажиточных купцов. В семье, кроме Федора, было еще шесть братьев и сестер. Дети воспитывались в послушании и строжайшей дисциплине. Когда Федору не было и 16 лет, умерла мать, а через два года умер отец. Восемнадцатилетнему Федору Достоевскому принадлежат слова: «Человек есть тайна. Ее надо разгадать, ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время. Я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком». «Ничего нет выше, и здоровее, и полезнее впредь для жизни, как хорошее какое-нибудь воспоминание, и особенно вынесенное еще из детства, из родительского дома… Если много набрать таких воспоминаний с собою в жизнь, то спасен человек на всю жизнь. И даже если и одно только хорошее воспоминание при нас остается в нашем сердце, то и то может послужить когда-нибудь нам во спасение». (Достоевский устами Алеши Карамазова)

Влюбленность

«Вчера я в первый раз был у Панаева и, кажется, влюбился в жену его. Она умна и хорошенькая, и вдобавок любезна и пряма до нельзя. Время я провожу весело» (Достоевский Ф. М. Из письма к брату. 16 ноября 1845). Авдотье Панаевой – 22 года, Достоевскому – 24. «… видно было, что это страшно нервный и впечатлительный молодой человек. Он был худенький, маленький, белокурый, с болезненным цветом лица…» (Панаева. Из воспоминаний). «Я был влюблен не на шутку в Панаеву, теперь проходит, я не знаю еще. Здоровье мое ужасно расстроено, я болен нервами…» (Достоевский Ф. М. Из рассказа брату 1 февраля 1846). «Невысокая, кокетливая брюнетка с безукоризненными чертами красивого и привлекательного лица, она вся точно сверкала: блеск ее зубов, ее карих глаз, ее светлой кожи, крупных бриллиантов на шее и в ушах, сливались в какое-то ослепительное сияние… Такой увидел ее Достоевский, и она покорила его с первого взгляда. Но она всегда была окружена, и среди толпы поклонников Некрасов меньше всех скрывал свои чувства: через два года она стала его любовницей». (Марк Слоним).

«Точно, я робок с женщинами, я совсем отвык от женщин, то есть я к ним и не привыкал никогда, я ведь один… Я даже не знаю, как говорить с ними» («Белые ночи»). «Мечтал я ужасно, мечтал по три месяца сряду, забившись в свой угол… Но сколько любви, Господи, сколько любви переживал я бывало в этих мечтал моих».

Жена

Когда в 1854 году Достоевский оказался в Семипалатинске, ему было 33 года и за плечами – четырехлетняя каторга «за участие в преступных замыслах и распространение письма литератора Белинского…» Марья Дмитриевна, жена чиновника Александра Исаева, имела сына Павла и неполные 30 лет. «Я не выходил из их дома. Что за счастливые вечера я проводил в ее обществе… одно то, что женщина протянула мне руку, уже было целой эпохой в моей жизни…» Разлука наступила в 1855 году, когда Исаева перевели в Кузнецк, за шестьсот верст от Семипалатинска. «Судя по тому, как мне тяжело без вас, я сужу о силе моей привязанности… Женское сердце, женское участие, бесконечная доброта… я все это нашел в вас… Живу я теперь совсем один, деваться мне совершенно некуда». Смерть Исаева дала возможность Достоевскому сделать предложение Марье Дмитриевне. «Я погибну, если потеряю своего ангела: или с ума сойду, или в Иртыш» (письмо к Врангелю). И вдруг ответ: «… мы слишком много страдали, слишком несчастны, чтобы мечтать о браке…» Достоевский летит в Кузнецк и оказывается под холодным душем: Марья Дмитриевна не скучает, а, напротив, даже счастлива, и скучать ей не дает учитель начальной школы Николай Вергунов. «Я провел не знаю какие два дня, это было блаженство и мученье нестерпимое… Она вспомнила прошлое, и сердце ее вновь обратилось ко мне… Отказаться мне от нее невозможно никак, ни в коем случае. Любовь в мои лета не блажь, она продолжается два года, слышите, два года, в десять месяцев разлуки она не только не ослабела, но дошла до нелепости… Я несчастный сумасшедший. Любовь в таком виде есть болезнь… Теперь, друг мой, хочу объявить вам об одном важном для меня деле. Вам, как другу моему, это должно быть открыто… я до масленицы женюсь – вы знаете на ком. Она же любит меня до сих пор…» (из писем к Врангелю).

Достоевский берет в долг 600 рублей, и 6 февраля, обвенчанные в Кузнецкой церкви молодожены начинают свое путешествие по городам и весям. Сначала они отправляются к знакомым в Барнаул, где перед первой брачной ночью с Достоевским случается припадок падучей. «Если бы я наверное знал, что у меня настоящая падучая, я бы не женился». Разочарование вместо медового месяца коварно поджидало молодоженов. «Живем мы понемногу и нет причин жаловаться на свою судьбу, но здоровье мое плохо» (письмо к Константу). «Мне кажется, что я уже все прожил на свете и более ничего не будет, к чему можно стремиться» (письма к сестре Марьи Дмитриевны – Варе). После отставки летом 1859 года супруги переезжают в Тверь. «Несмотря на то, что мы были положительно несчастны вместе, мы не могли перестать любить друг друга: даже чем несчастнее были, тем более привязывались друг к другу» (письмо к Врангелю).

В декабре 1859 года Достоевский переехал в Петербург, а Марья Дмитриевна, не выдержав петербургского климата, осталась в Твери, затем переехала во Владимир и далее – в Москву. «Жаль мне ее ужасно, у Марьи Дмитриевны поминутно смерть на уме, грустит и приходит в отчаяние. Такие минуты очень тяжелы для нее. Нервы ее раздражены в высшей степени. Грудь плоха, и иссохла она, как спичка. Ужас! Больно и тяжело смотреть» (письмо к брату). «Жена умирает буквально. Каждый день бывает момент, что ждем ее смерти».

Марья Дмитриевна умерла 15 апреля 1864  года. «Существо, любившее меня и которое я любил без меры, жена моя умерла в Москве, куда переехала за год до смерти своей от чахотки… Когда она умерла — я хоть мучился, видя (весь год), как она умирает, хоть и ценил и мучительно чувствовал, что я хороню с нею,  — но никак не мог вообразить, до какой степени стало больно и пусто в моей жизни, когда ее засыпали землею. И вот уж год, а чувство все то же, не уменьшается». Дочь Достоевского от второго брака напишет: «Эта бесстыжая женщина была дочерью наполеоновского мамелюка, попавшего в плен во время отступления из Москвы».

Видение

Дуня из «Преступления и наказания», Аглая и Настасья Филипповна из «Идиота», Лиза из «Бесов», Катерина Ивановна из «Братьев Карамазовых» Полина из «Игрока», – все они – это Полина, Аполлинария Прокофьевна Суслова. Ей было 22, он на 20 лет старше. Она, слушательница лекций в университете, написала ему письмо – признание в любви после студенческого вечера, на котором выступал Достоевский. Отец Полины был крепостным графов Шереметьевых. После откупа и выхода «на волю» служил сначала у прежних господ, затем сделался купцом в Петербурге и собственником в Иваново-Вознесенске. История «выхода на волю» отца, безусловно, наложила отпечаток на историю жизни дочери.

В начале 1863 года они стали любовниками. Он был ее первым мужчиной. Позже Аполлинария напишет Достоевскому: «Наши отношения для тебя были приличны, ты вел себя как человек серьезный, занятой, который по-своему понимает свои обязанности и не забывает и наслаждаться, напротив, даже, может быть, необходимым считал наслаждаться на том основании, что какой-то великий доктор или философ уверял даже, что нужно пьяным напиться раз в месяц».

Летом 1863 года Аполлинария уезжает за границу, а в августе Достоевский выигрывает в рулетку 5 тыс. франков, часть денег посылает жене, на остальные летит к своей юной любви в Париж.

Полностью читайте в печатном номере журнала (№4/2004).


Девичник. 2001- 2006.
  Авторский журнал. 
© "Девичник/ Devichnick", 20012006.
© Оформление, текст, фотоматериалы Молотилова Л. К., 20012006.
Перепечатка без письменного разрешения запрещена.
Для писем:
privet@devichnick.ru, 109147, Москва, а/я 4.